Доисторические приключения «Детей лейтенанта Шмидта»

Доисторические люди одевались в шкуры, питались мамонтами, кормили собой пещерных львов, плясали вокруг костра и придумывали новые слова.

Доисторические ДЛШ одевались и питались по-человечески, создавали театры миниатюр и в них играли, придумывали новые миниатюры, участвовали в стэмовских конкурсах.

Самым главным в их судьбе был конкурс в Томске. У него есть два названия. Скучное: Межрегиональный фестиваль СТЭМов. И веселое — Томская Юморина.

Началось все в 1975 году, когда еще будущие ДЛШ, а тогда просто дети, под стол пешком ходили. Но как раз в тот год и был впервые в Томске проведен конкурс театров миниатюр. (А последний по счету, но не по сути — 35-ый был проведен в апреле сего года). Тут можно было бы залезть в пучину истории и поглубже, но с нас и этого достанет. А историю самой томской Юморины можно разделить на два этапа: Каменный век и Ренессанс. Очень научные названия получаются. А в чем их смысл, я объясню по ходу разговора.

Вообще-то «каменный век» можно отнести и к длительному периоду стэмовского движения в целом. Кое-где он все еще продолжается, но не будем обобщать, будем говорить о том, что происходило на наших, так сказать, глазах. Итак...

Каменный век томской юморины

Нет, юмор был совершенно не отсталый. Нормальный всегда был юмор и шутки смешные. Те, что не были привязаны к тогдашней сиюминутности, и сегодня повторить допустимо. Да и те, что были привязаны тоже.

Ну, например, кто-то основательно забыл, что такое первомайские призывы и как их на демонстрациях с трибун толкали, кто-то по молодости лет этого и помнить не может. Но вот такой первомайский призыв понятен будет всем: «Студенты и аспиранты! Настойчиво овладевайте студентками и аспирантками!» По-моему смешно.

Или вот еще несколько шуток из 70-х.

— Мы не можем ждать милостей от природы после того, что с ней сотворили...
— Доктор, мне нужна справка. — Всем нужна справка. Никто лопаты не попросит.
— Студент покинул институт в порядке исключения.
— Сейчас худой живот не носят. Сейчас в моде рубенсовский стиль.
— Щекотка — это добыча смеха вручную.

И уж конечно среди участников стэмовских фестивалей в Томске всегда были и прекрасные режиссеры, остроумные авторы, замечательные актеры, были миниатюры, которые вспоминают по сей день. Было зрителям над чем похохотать на концертах и о чем поговорить после. Барнаульский «Калейдоскоп» впервые отметился на Юморине в 1984 году. За счет своих музыкальных номеров влегкую занял третье место, чтобы впоследствии стать самым постоянным и самым победоносным иногородним участником томских фестивалей.

Шесть лет спустя впервые на сцене появляется театр «Люкс». Тоже начинает с третьего призового места, но вскоре становится самым-самым почти по всем позициям.

Чтобы закончить с этим этапом, поскольку самое интересное происходило позже, необходимо все же сказать, отчего я взял и обозвал его каменным веком.

Все очень просто и очень грустно. Дело во взаимоотношениях театров друг с другом. Словно в каменном веке некоторые из них (далеко не все, конечно) всегда были готовы придержать для соперника по конкурсу камень за пазухой, швырнуть камень в чужой огород. Прямых козней особо не строили, но закулисных интриг хватало.

Публике все это видно не было, да и на творческой стороне особо не отражалось. К тому же в Томске это проявлялось не так резко как на других фестивалях. А заостряю я на этом внимание лишь по той причине, что именно будущие ДЛШ сломали эти печальные традиции. Но случилось это чуть позже, когда наступил Ренессанс.

Ренессанс

К 93-ему году Юморина существовала уже почти два десятилетия. Были в ее истории взлеты и спады, как без этого. Особенно сильный спад наблюдался на рубеже десятилетий. Юморина едва не приказала долго жить.

Ну а начиная с того самого 93-го начинается новый взлет.

С этого года окончательно «заматеревший» «Калейдоскоп», в составе которого уже есть и Гасаев, и Федоров, и Деулин, а вскоре появляются Дима Никулин и чуть позже Петр Винс; и набравший убойный творческий потенциал «Люкс» с Малыгиным, Бакиным, Гуливицким и другими ребятами ведут борьбу за Гран-при между собой с переменным успехом. В строгой очередности они получают главный приз фестиваля — «Калейдоскоп» в нечетные годы, «Люкс» — в четные.

С одной стороны, то, что всего два коллектива постоянно находятся в числе чемпионов, может показаться не слишком полезным для такого мероприятия. Но дело в том, что каждый год сверкали и другие театры. Театр пантомимы «Иллюзии» из Иркутска. Театр со спортивным уклоном «Винегрет» из Омска. Потрясающее тюменское «Зеркало». Обаятельный томский СТЭМ «Понедельник». Время от времени выстреливающий в яблочко мамонт томского стэмовского движения «Бонифас». Поражающий актерской органикой и высочайшим профессионализмом театр клоунады из Казани «Унисон». Омские же «Агар», «Крыша» и «Бис» с Сергеем Дроботенко во главе. Новосибирский «Факториал». Да и другие были. Вообще в то время слабым театрам дорога на томский конкурс была закрыта. Зато теми, кто был приглашен в нем участвовать, зрители могли наслаждаться по полной программе. Именно с 93-его года конкурс перерос в фестиваль, и творческое соревнование стало продолжаться по нескольку дней.

Формула фестиваля выглядела следующим образом:

1. Первый конкурсный день — Чемпионат анекдотчиков (именно анекдотчиков, то есть рассказчиков анекдотов)
2. Второй день — Конкурс Черного юмора (пометим, что «черный юмор» в нашем понимании это не мат-перемат, как это делается на сочинском фестивале КВН, а смешная чернуха, то есть просто темы выбираются соответсвенные)
3. День третий — конкурс произвольных программ
4. День четвертый (а порой и пятый) — гала-концерты участников «Супер-хохма-шоу»

Позднее вместо «Черного юмора» появляется «Парад пародий», производятся и другие замены. Но суть долгое время остается той же — театрам приходится показывать себя разносторонне и много.

Так что целиком и полностью перетянуть на себя одеяло зрительских симпатий «Люксу» с барнаульцами не получалось. Но они были лидерами. От них ждали откровений, и ожидания всегда оправдывались. Именно в эти годы появляются их лучшие миниатюры и номера. Здесь просто нельзя обойти еще одну сторону, тогда же в 93-м году создается Творческое объединение «Юморынок». В изначальном виде идея, предложенная Гришей Малыгиным и Костей Фадеевым (автор и актер театра «Люкс») сводилась к копированию популярной некогда телепередачи «Вокруг смеха».

Пригласили мы тогда исполнителей повеселее, по большей части все те же СТЭМы. Гриша, как и пародист Александр Иванов, сел за столик сбоку сцены и с шутками-прибаутками объявлял оттуда номера. Получился концерт как концерт, не очень даже и удачный. Первый блин вышел комом. Но уже со второй программы...

Григорию было явно скучно быть просто ведущим, и Костя написал для него к следующему разу, можно сказать, моноспектакль, где он предстал в образе товарища Саахова из «Кавказской пленницы». Сыграл Малыгин блестяще. Плюс к этому номера для концерта подбирали более тщательно, программу выстраивали в соответствии с задуманным приемом.

А зритель у нас в городе всегда обладал каким-то странным чутьем на хорошее. Тысячный зал центра культуры университета оказался переполнен. Успех получился ошеломительным. К тому, же начиная с этой программы, стала выходить на одном из каналов и телевизионная версия «Юморынка».

Концертные программы с этого момента выпускались в свет ежемесячно, телевизионные передачи выходили в эфир в два раза чаще. Аншлаг следовал за аншлагом. В апреле ажиотаж достигал апогея — все ждали очередной «Юморины».

Популярность как всегда имеет две стороны. Сплетен и слухов вокруг «Юморынка» и «Юморины» роилось немеренно. О чем болтали? Ну о наших гонорарах, чуть ли не больших, чем у Пугачевой. ТО «Юморынок» тем временем ютился в помещении туалета. Действующим туалет к счастью никогда не был, но сейф наш долгое время стоял на унитазе, так как некуда больше ставить было.

А время от времени случались и не совсем приятные вещи. Приходишь в зал пораньше, чтобы приготовиться к началу программы, а там уже саперы с собаками — мол, поступил звоночек о заложенной бомбе.

Или украли у меня куртку. Ну вышел на минутку (из туалета нашего в туалет настоящий), дверь не запер. Сперли. Знаете, как нашли? У меня в кармане была небольшая пачка билетов на очередную программу, надо было кому-то куда-то занести по дружбе. Так вор решил их продать, потому как товар ходовой очень. Но все в городе знали, что билетов к нам так просто не достать, заподозрили неладное, сообщили милиции. К вечеру куртка вернулась ко мне. Ну а «святая троица» Малыгин — Бакин — Гуливицкий вскоре стали самыми популярными в Томске людьми.

Не только дурной пример бывает заразителен. Свои стэмовские фестивали начинают проводить в Иркутске и Барнауле, а чуть позже в Омске. Опять же программы «Юморынка» вывозились на гастроли в тот же Барнаул, а чаще в Новосибирск. Для участия в них приглашались театры из других городов. Встречаться стали часто. Поскольку основной набор коллективов повсюду получался практически одним и тем же, то как-то невольно все переросло в этакую всесибирскую тусовку, где все друг друга знают и готовы не только по пообниматься при встрече, но и помочь в случае нужды. Особенно близкие и теплые отношения сложились между «Люксом», «Калейдоскопом» и «Иллюзиями».

И вот приезжает вся эта теплая компания на первый Омский фестиваль «Бум» (городские конкурсы у них и до этого проходили, а вот с приглашением иногородцев там впервые затеяли). И приводит тамошнего зрителя, тамошних участников и тамошнее жюри в полнейшее изумление и, можно сказать, едва не доводит всех до разжижения мозгов и распрямления извилин. Я и сам тогда не сразу понял, отчего столько недоуменных взглядов в нашу сторону, мы вроде все как обычно и как везде делаем, так чего косятся? Но взглядов и шепотков за спиной доставало.

В конце нам объяснили открытым текстом. У них там, понимаете ли, каменный век еще в полном разгаре был (помните что я под этим подразумевал?), а тут выходит на сцену с конкурсной (!!!) программой театр из Иркутска, а ведет их программу Дима Бакин из Томска, да еще в одном из номеров участвует Аллочка Федорова из Барнаула. Далее выступает томский коллектив, но реквизит, - столы там, стулья всякие, - для них таскают иркутяне и барнаульцы. Потом черед доходит до появления «Калейдоскопа» и опять-снова на подхвате артисты из других театров, да и вообще из других городов.

— У нас между театрами про "помочь" разговора быть не могло. Не нагадили — и то спасибо. А тут такое! Спасибо, научили!

Что самое смешное, так это то, что я не утрирую ничуть. Были такие слова сказаны. А поскольку в других городах ко всему этому давно уже привыкли, то этот момент и можно считать завершением каменного века среди сибирских стэмов.


  • Я ж самородок. Только матери не говори, – расстроится!
  • Камасутра – это не бессмысленный набор смешных поз, а осмысленный выбор жизненной позиции
  • Рыба раньше была: в воду без трусов не зайдешь!
  • Жаль, у меня нет крепостных крестьянок... Уж я бы их раскрепостил!
  • А пока-пока-по камушкам, а пока-пока-по камушкам... по круглым камушкам можно определить, здоровые у человека почки или не очень.
  • Вымрем все нафиг, да и хрен с нами.
  • Девушка, вот вы мир спасёте, вы красивая. У вас ноги от самой шеи растут? Шире шаг, девушка, мир спасать!
  • Ты можешь меня не ревновать, у меня совершенно кончились деньги. Стал думать о тебе чаще, и самое главное - лучше.
  • А по ночам здесь слышен шум прибоя. А по утрам видно, кого прибило!
  • Основным занятием славян была критика других народов, у которых всё ладилось за счёт их бездуховности.
  • И сразу же поднялась волна народно-освободительного ропота и предательств!
  • Желающие отдохнуть экстремально, для вас новый аттракцион - с парашютом за подводной лодкой!
  • Здорово у вас! Собаки и те воспитанные! Пока не пнёшь - не укусит!
  • Театр - это интриги. Могут запросто уволить самого талантливого. Хотя пили все...
  • Смотри, Добрыня, дело опасное, береги себя. Только не так, как в последний раз, - узнай хоть что-нибудь!
  • Ситуация в стране осложнялась тем, кем вообще-то должна была облегчаться...
  • Человечество выжило, потому что смеялось, а не потому что кушало!
  • Вся надежда на себя, то есть - никакой!
  • Помнишь, как один мальчик крикнул из толпы: "А король-то голый! А королева - тоже! А что они там делают?"
  • Да, я Онегин, да, я плохой, зато он мертвый, а я - живой!
  • Как говорил Чапаев: "Давайте договоримся на берегу!"
  • А здесь, как на Тибете, у всех открывается третий глаз, в простонародье именуемый "рот".
  • В Сибирь сослали... Не поехал!
  • Как отвратительно в России по утрам!
  • Приглашаем на увлекательные вечера "Для тех, кому за тридцать" ..или для тех, кто просто плохо выглядит...
  • Славяне были вольнолюбивым народом – их часто угоняли в рабство, но и там они не работали.
  • - ...коктейль "Алые паруса".
    - А это как?
    - Это двести грамм водки, и больше, больше романтики!

  • - А что такое "йух"?
    - Ну ... есть север, а есть йух!

  • – Да... жизнь - как зебра.
    – Точно! Или укусит, или лягнёт!

  • Между прочим, дома знают, куда я пошёл...