Подлинная история «Детей лейтенанта Шмидта». Глава 3. Игра № 1

- ...три огромные буквы. - КВН? - Ну, можно и КВН!

1

Тут никаких специальных заголовков придумывать не надо, первая - она и есть первая, все этим сказано. Были, ясное дело, игры КВН-Сибирь. Но при всем уважении и при всей благодарности родной, можно сказать, Лиге, тут даже сравнивать нельзя.

Ну, во-первых, кто смотрел те игры на канале NTSC? Только фанаты «Юморынка» в целом и «Люксов» - в частности. Во-вторых, играли там «Томские козыри», а следом и ДЛШ в полноги, больше полагаясь на накопленный стэмовский репертуар и опыт, чем на специальную КВН-подготовку. Нет, сказать, что халтурили, ни в коем случае нельзя. Более того, с каждой игрой прибавляли и прибавляли. В Новосибирске публика уже специально ходила на «Детей», и этим многое сказано. Или вот реплика, которая прозвучала после жеребьевки очередного тура из уст команды-соперницы, тоже о многом говорит: «Это здорово, что мы проиграем самим (о как!!!) „Детям лейтенанта Шмидта“. А то проиграли бы кому другому, — нас бы заклевали. А тут не зазорно и даже почетно!»

Подготовка к этой первой игре складывалась не просто, но, в целом, удачно. Прошел эфир сочинского фестиваля, что добавило нам авторитета. Правда, отреагировали на него в городе по-разному. Появилась даже статья, в которой совершенно непатриотически было сказано, что все, показанное томской командой, - фуфло. Слова другие были, но смысл такой. И в подтверждение этой мысли хвалили наших будущих соперников. Тех, от которых позже камня на камне не осталось. Но это так, эпизод.

Вернулся из долгих странствий портплед с двумя комплектами формы, забытый в сочинской «Жемчужине». Не будем показывать пальцем, кто забыл, но были такие люди. «Иркутские декабристы», очень здорово нам помогавшие на фестивале, и тут подстраховали, прихватили забытое с собой. У нас же в Сибири тысяча километров не расстояние, значит они по соседству от нас. Оказии, чтобы передать, ждали долго, но передали. Рубашки в знаменитую полосочку были упакованы с пылу и с жару, не просохшие после гала-концерта, и по этой причине слегка заплесневели. От этой черной плесени светлых полосок уже и не видно было толком. Но отстиралось.

Главное же: областная администрация пообещала выделить денег на участие в игре. Которых хватило бы на то, чтобы доехать до столицы и вернуться обратно. Но новосибирский завод ВИНАП выполнил свое обещание и стал первым нашим спонсором. Еще во время первых игр в "КВН-Сибирь" нам удалось пообщаться с директором завода на эту тему, и он сказал: "Вот попадете в Вышку, мы вам обязательно поможем". И ведь помогли, и дальше помогали. Дольше всех прочих.

Деньги, — все, и от спонсора, и от заказчика в лице администрации, — как всегда очень долго были лишь виртуальными, то есть обещанными, но не выделенными в реальности. Это здорово напрягало, но вскоре, буквально к следующей игре, стало привычным не обращать на это внимания, залезать в долги и расплачиваться позже. Из-за чего разные случаи случались, о которых в байках написано.

Но это были мелочи. Куда приятнее было получать звонки из АмиКа, к примеру. Ну там про уточнение сроков игры, темы конкурсов и прочее.

Авторы, естественно, не могли написать все сразу, так что команда вынуждено начала работу с раскачки. От недозагруженности, видимо, многие начали фонтанировать идеями. В том числе бредовыми. Ну для примера, была такая идея — на сцене воздвигается маленькая сцена, типа балагана, а там... Там можно использовать прием «черного бархата». Два артиста во всем черном на черном фоне, а потому невидимые, таскают на руках третьего, которого видно, и может получиться эффект полета. Зачем это нужно, было неясно, но балаганную сцену потребовали. По счастью (иногда даже недостаток средств может на пользу пойти!), это оказалось нам не по карману. Почему «по счастью»? Да кто бы нам разрешил всю эту дребедень городить на фоне того замка, который построил Борис Краснов? Борис бы нас точно поубивал, очень он трепетно к своим работам относится. Да и формат съемок не терпел долгих подготовительных пауз. Мы, конечно, всего этого еще не знали.

Здесь у вас, в Москве, все такое большое, нависающее... чувствуешь себя какой-то букашкой!

2

Но вскоре узнали. И про многое другое тоже.

Прилетели мы, как положено, за шесть дней до игры, поселились в гостинице "Измайлово", корпус Вега, 28 этаж. Этот 28 этаж стал счастливым для нас. Когда мы в нем проживали, то, если и не выигрывали, нельзя было сказать, что проиграли. Как в той же первой нашей игре. В МДМ (для тех, кто не помнит, игры Вышки проводились долгое время в Московском дворце молодежи) меня отправили первым. На разведку. Чтобы с дорогой разобраться, не блуждать по переходам в метро, пропуска получить, а заодно взглянуть на друзей-соперников, которые по расписанию показывались до нас. Появился я в зале даже раньше этих самых команд-соперников. Можно сказать, в гордом одиночестве появился. И едва не был повержен копьем. В буквальном смысле!

Зал, который смотрелся на телеэкране так празднично, вживую, да при пустоте, выглядел достаточно уныло: полумрак, сцена почти голая, - туда только-только начали затаскивать декорации, - кресла и полы обшарпанные. Внимание привлек телевизионный кран. Тот, при помощи которого камера над сценой и залом летает. Не столько сам кран, — вещь не то чтобы привычная, но, в общем-то, знакомая, — сколько шлем оператора. Вот я на него и уставился. А мимо шел рабочий с охапкой оглоблей. Пардон, копий, впоследствии ставших вооружением кивинчиков в латах. Я посторонился и вновь уставился на чудо телевизионной техники. В этот момент рабочего окликнули, он обернулся, копья на его плече также сделали резкий разворот и... не знаю, какое такое шестое чувство сработало, но я в этот момент чего-то учуял и пригнулся. Копья просвистели над головой, и удар достался крану. Согласитесь, было бы забавно оказаться прибитым копьем в первый день участия в Высшей лиге КВН.

Но обошлось.

А там стали появляться команды, начались просмотры.

Первый показ наметок программы проходит без костюмов и реквизита. И без Масляковых. Последнее слегка расхолаживает команды. Да и в любом случае, отсутствие игрового азарта и драйва дают весьма приблизительное ощущение от того, что предстоит увидеть в урочный день и урочный час. Все, что удалось вынести, так это понимание — главный наш соперник «Пельмени». Ну и наметились первые проблемы. Кто ж мог предполагать, что они, по мере их разрешения, станут заменяться новыми и новыми? А в самый последний момент выяснится, что решения одной мы так и не нашли.

— Трудно.
— Что трудно?
— В шахматы играть трудно.
— А ты иди уголь кидать — там легко!

3

Но чтобы не забегать вперед скажу о тех двух - самых на тот момент серьезных. Во-первых, редактура потребовала строжайшего соблюдения лимита времени. Второй проблемой оказался дефицит музыкальных номеров. Это при возможности использовать весь калейдоскоповский репертуар, кажется парадоксом, но дело повернулось именно таким образом.

С первым бороться было можно. Но для этого нужно было резать по живому, сокращать номера. Было в «цыганочке с выходом» шесть куплетов, остались три. Правда для начала попытались петь быстрее. Раз двадцать спели во все убыстряющемся темпе, но сократилось секунд десять. А как выкинули из песни половину слов (как выяснилось, это дело — из песни слова выкидывать — штука в КВН обычная), — сразу полторы минуты сократилось.

Там пару реплик убрали, здесь текст сократили, уложились в лимит.

Кстати сказать, это в первый и последний раз нас так безжалостно резали. Вернее даже не резали, а вынудили заняться самообрезанием. Садисты, одним словом. Уже со второй игры все эти придирки с лимитом нас касаться перестали. На финале, правда, Александр Васильевич сказал: Томичи! У нас все-таки не бенефис команды «ДЛШ». У нас вроде финал Высшей лиги. Вы уж сократитесь. Пусть домашка будет хотя бы минут семнадцать. Ну двадцать. А то двадцать пять!

И это при лимите в десять минут, заметьте.

Ну и пару слов про работу с редакторами здесь тоже сказать нужно.

Начинается она с представления текстов. Михаил и Андрей приходят в гости к командам еще до первых просмотров на сцене и вычитывают тексты номеров.

Пришли они и к нам в гостиницу. Читают, периодически смеются, что радует. Но не менее часто из их уст звучит, после короткого совещания между собой, фраза:
— Это убрать, тут у вас не смешно.
— То есть как - не смешно? — возникает искреннее непонимание со стороны команды.
— Текст не смешной. Это вообще не реприза.
— Постойте, — возражает Дима Бакин, — это же играть нужно.
— Да чего тут играть, и как это сыграть можно?
— Ну вот тут походку смешную изобразить, потом рожу дурацкую скорчить. Смешно будет.

Но такие возражения отметаются. Нужны только текстовые репризы, вынь их и положь.

Ну вырезали то что Марфину с Чивуриным несмешным показалось. А когда вырезали сразу возник вопрос: на че менять-то вырезанное? Вот так запросто взяли и поменяли! С учетом того, что авторы уже и драматургически точнехонько все выстроили. В результате замена двух-трех реприз заставляла заново переделывать процентов семьдесят готовой работы.

Не удержусь и еще раз забегу вперед. С каждой игрой эта работа с редакторами над текстами все больше становилась формальностью. Пока ими же не была произнесена историческая фраза:
— Да какой смысл ваши тексты читать? Вас все равно смотреть нужно.

Кстати, практически все вырезанные шутки рано или поздно, но вошли в программы следующих игр. Были и такие что по два-три раза вырезались, но все равно «пробились» к зрителям.

Меня там так и зовут: «Рубаха-штаны». А все почему?...

4

Но вернемся к проблемам первой игры. Вторая из них оказалась посерьезнее первой. У команды были готовы прекрасные песни для визитки, неплохая (это чтобы нескромным не показаться) финальная песня. Но для наполнения музыкалки номеров не хватало. Перетрясли перед Марфиным и Чивуриным все загашники. Не то, не то, не так. Тут видите ли КВН, а это все СТЭМ. Из всего показанного затвердили лишь танец с саблями и цыган. Но тут «подоспела» песенка про удвоитель всего. Три музыкальных номера для МузДЗ все (во главе с Александром Васильевичем) сочли достаточным. Но исполнители при попустительстве капитана и художественного руководителя, двух режиссеров, трех авторов и остальных участников команды решили, что их герои должны быть сиамскими близнецами. Чтобы как-то этот факт обозначить визуально, были придуманы двухместные штаны. Я же говорил, что решение одной проблемы вызывает к жизни новую!

Соваться с таким заказом в обычное ателье? Нет, я не боюсь показаться кому-то психом. Но нужно же как-то объяснить, да и сроки жмут. Но кого только нет среди томичей, обосновавшихся в столице. Нашелся и кутюрье. Даже международный лауреат в своей профессии. И за идиота он меня держал недолго. Врубился в тему исключительно быстро, набросал эскиз, прикинул потребность материала, дал адресок магазина тканей. Я туда сгонял, завез ткань, а уже через день получил свой заказ. После этого оставалось помочь артистам переодеться и не дать им засунуть все четыре ноги в одну штанину. Что в условиях тесного шатра (за кулисами вообще было жутко тесно, а шатры пустовали, так что не самый плохой вариант получился) и невозможности материться громко было не так уж просто. Нет, честное слово, зрители очень много потеряли от того, что там, в шатре не было камер и микрофонов. С костюмами загвоздка получилась и у команды из Житомира. Но своя, чисто женская. Девчонки в Сочи выступили в брюках и блузках с люрексом. А к игре сшили симпатичные концертные платья. Но Барин заявил, что команда должна быть узнаваема, в том числе и по костюмам, и велел одеться, в чем были раньше. Если бы речь шла о мужской команде, я бы с ним согласился на все сто. А так, процентов на десять, а то и меньше. Жаль, что мое мнение он не спрашивал. Правда, его слегка уели во время игры. Девочки вставили реплику, которой раньше не было. О том, что зрители вправе видеть красивые женские ноги. Александр Васильевич все услышал, прекрасно понял, кому эти слова адресованы, даже улыбнулся, но остался при своем мнении.

Жизнь, если это можно так назвать, вошла в рабочую колею. Утром - репетиция в гостинице, в свободном лифтовом холле. Поездка в МДМ для очередного показа пред светлые очи Самого, а также съемочной группы во главе со Светланой Анатольевной. Вечером репетиции в гостинице. На сцене постепенно возводился замок в средневековом стиле. Сдача объекта прошла точно в назначенный срок. Вышло слегка помпезно, но оригинально и телегенично. Команды с каждым днем показывали нечто все более и более похожее на номера для игры Высшей лиги КВН.

А еще нарастало нервное напряжение. Для нас это был первый шанс, для кого-то последний, для кого-то вообще единственный.

Максиму Нелипе, капитану киевлян, по ходу репетиции вызывают скорую. У нашего Гриши пропадает голос. (См. байку «Про то, как Гришу лечили»). Приходится в конкурсе БРИЗ его заменять. Почти все артисты всех команд выглядят так, что становится ясно, — гримерам работы достанет выше крыши. А как еще можно выглядеть, если работаешь часов по двадцать в сутки? Но подготовка накатывает на финишную прямую. Сбор программы, затем трактовый прогон, он же генеральная, все это позади. Все, завтра игра. Сегодня вечером репетиции отменяются и правильно. Перед смертью не надышишься, так что лучше отдохнуть и в бой идти с частично восстановленными силами. О свежести речь уже не идет.

Благо почти все в норме. Может БРИЗ с Малыгиным чуть ярче смотрелся, чем без него, но тут лучше не рисковать голосом, потому что визитка и музыкалка важнее. Тем более, что по прикидкам их мы должны были выиграть. И выигрывать желательно с хорошим отрывом, потому что в БРИЗе мы явно уступаем «Уральским пельменям». А что делать с разминкой, все равно никто не знает.

— Говорят в КВН играть много ума не надо.
— Но немного-то надо.
— Но немного-то у меня есть, хватило же ума к микрофону выйти.
— Ты экономь, тебе еще обратно идти.

5

Играть этот конкурс нам ни разу не доводилось. Ну не было его в программе "КВН-Сибирь", и все тут. И другого кавыэновского опыта у нас тоже не было.

Так что с разминкой мы оказались знакомы лишь в теории. Теоретически нам все объяснили. Те же Марфин с Чивуриным, ребята из «Пельменей» и других команд.

Следуя этим советам «ДЛШ» разделились на три «круга». Основной, в котором генерируются ответы. Второй круг должен отвечать за «резину», то есть подгонять заранее заготовленные шутки под заданные вопросы. Третий круг должен был заниматься тем же, что и первый, но лезть со своими ответами лишь в том случае, если у первых двух все по нулям. Ну или если родится что-то явно гениальное.

А еще должен быть диспетчер, который выбирает из всех вариантов ответов лучший, а также назначает «отвечающего».

Был еще один мудрый совет. Суть его примерно такая: берете всю свою программу и забираете из нее полтора десятка самых отборных шуток. Под них придумываются вопросы, на которые этими шутками можно отвечать.

Но в свете рассказанного выше, этот совет показался слишком уж мудреным.

Опять же вопросы должны быть еще и такими, чтобы не дать возможность соперникам пробить заготовленный ответ. То есть вопрос должен быть зашифрованным. Но при том желательно, хотя и не обязательно, казаться все ж таки веселым.

Короче говоря, как над этой самой разминкой команда ни билась, дальше теории дело не сдвинулось. А теория - она и есть теория. Сухая теория etc, etc.

Нет, два результата все же были. Первый состоял в том, что в ходе многочисленных и многочасовых экспериментов было выявлено — лучшим диспетчером является Слава Гуливицкий. Второй результат касался лично меня. Мне поручили самое важное — хронометраж времени. Первый раз я подавал голос на 20 секунде и весело говорил: «Двадцать секунд!» Это было предупреждение, пора заканчивать выдавать ответы и переходить к обсуждению и «доводке» лучшего. Ну или того, какой уж есть. Потом по истечении 25 секунд. Последние пять секунд диспетчер тратил на окончательный выбор ответа и назначение того, кто с ним пойдет позориться к микрофону.

— Давно...
— Что давно?
— Давно такого не было.

6

Прежде чем говорить о самой игре, несколько слов о тех, для кого все это делалось, о болельщиках.

АМиК для каждой команды выделял квоту пригласительных, дабы команды могли обеспечить себе поддержку зала. Сколько этих пригласительных было в тот первый раз, я в точности не помню. Порядка сотни с небольшим. В первый момент показалось, что это слишком много. Но, к счастью, я ошибся. Естественно, потянулась за билетами томская диаспора. Какими-то способами узнавали наши координаты, барнульцы и все прочие Сибиряки, оказавшиеся в столице. Все они однозначно зачислялись в число "своих". Объявилось в том числе немало старых знакомых. Но еще приятнее было, что стали подходить и москвичи, а чаще москвички. «Дайте нам, пожалуйста, билетиков! Мы обещаем, что болеть будем только за вас!» Честное слово, я был только рад таким обращениям. Так что все билеты разошлись влет, и среди зрителей «наших» было не меньше, чем у любой другой команды. И отказывать тем, кто обратился в последний момент, пришлось совсем чуть-чуть. Не было еще проблем с этим вопросом, которые начались со следующей игры.

Как и в Зимнем театре в Сочи, здесь, в МДМ, о закулисном быте команд забот никто не проявлял.

На всех показах и прогонах команды раздевались и переодевались прямо в зале. Во время генералки, на которой присутствовало немало зрителей, все это делалось за кулисами в коридорах. Сценические костюмы и реквизит каждый раз увозились домой и привозились заново. На игру командам все ж таки выделили закутки. Нам на пару с женской командой из Житомира достался проход между зрительским фойе и закулисьем. По счастью, он запирался с обеих сторон, и не было нужды выставлять специальную охрану. Тем не менее, мало-мальски ценными вещами никто рисковать не хотел. В результате у меня на обеих руках оказалось не менее полудюжины часов, а в карманах несколько бумажников. Что вскоре стало традицией.

Время «Ч» приближалось, команды подтянулись к выходам на сцену. Но начало, как обычно, задерживалось. Кавээнщики, как умели, подбадривали сами себя. Оказалось что у некоторых команд (может, и у всех, да не все на глаза попались за этим делом) есть свои ритуалы перед выходом на игру. У кого тихие, у кого и шумные.

У нас свой ритуал тоже был заготовлен, но еще не опробован. Писать о нем не буду, потому как дело это абсолютно интимное. Но нежданно-негаданно, он в последнюю минуту перед выходом на сцену обрел вторую (или первую, поскольку с нее начиналось) свою часть. Вот о ней полагаю упомянуть можно.

Уж не знаю в точности, специально для этой цели Бакин заначил бутылку пива, привезенную из Томска, или она случайно обнаружилась в нужный момент, но бутылка эта появилась. Ее запустили по кругу, каждый сделал по глоточку. Все это сопровождалось громкими хлопками и выкриками. Получилось шумно, буйно и куражно. Даже из гримерки для жюри кого-то прислали выяснить, что же происходит.

А тут и игра началась. Первая в Высшей лиге КВН.

Приветствие вообще здорово отработали, зал завели и о себе перед жюри заявили. Создали у него о себе приличное мнение.

А вот дальше начались ужас и позор, под названием "разминка". Не покатило, одно слово! Честно говоря, даже не помню толком подробностей, связанных с нашим в ней участием.

Зато про камеру, опущенную на мое плечо, помню. Оператор, который работает прямо на сцене с переносной телекамерой, во время разминки «подглядывает» по очереди за командами. Когда дошла очередь до нас, Андрей Фролов облокотился для пущей устойчивости на мое плечо. Хоть какая-то польза от меня оказалась.

Единственное что успокаивало, так это то, что и у других команд разминка не пошла, и никто не смог оторваться далеко.

Кажется, такой однозначный проигрыш разочаровал и наших зрителей, и самих участников команды. Что не замедлило сказаться в следующем конкурсе.

АМиК решил воскресить конкурс 70-х годов под названием БРИЗ. Были когда-то на каждом заводе такие «Бюро рационализаторов и изобретателей». И такой конкурс был. В КВН с тех пор много чего изменилось, понятно, что ориентироваться на то, как это игралось в 60-70 годы было нельзя. Тем более никто этого и не помнил толком. А как надо играть, было непонятно для всех. Во всяком случае, редакторы в этом сознавались. Командам же пришлось выкручиваться. Кто во что горазд. Самый правильный подход нашли «Пельмени». Они не стали изобретать и рационализировать профессиональные костюмы, что, казалось бы, было требованием заданной темы. Они взяли и в волю покуражились на тему простого советского инженера и его повседневного костюма, покрытого катышками. Этот номер долгие годы был одним из лучших у команды из Екатеринбурга, а уж у них прекрасных номеров было немало. На фоне пельменевского «Костюма инженера», наш «Костюм электрика» с зашитой в уголок воротника ампулой с водкой смотрелся бледновато. Да и кураж, с которым выходили на визитку, подрастерялся.

Но впереди было еще МузДЗ с «Моцартом и Сальери» в исполнении ДЛШ. Говорить о нем не нужно, его смотреть нужно. Поэтому скажу лишь, что до сих пор жалею о том, что так и не воплотилась затея сделать «Моцарт и Сальери возвращаются».

Правда, даже такого забойного выступления не хватило, чтобы стать первыми в игре. Двух десятых балла не хватило! То есть, если бы один-единственный из членов жюри в каком-то одном из конкурсов поднял вверх табличку с числом на единичку больше... Нет, я не прав. В двух конкурсах это было невозможно, потому как все поставили нам высшие оценки. В разминке даже эту единичку не за что было добавлять. В БРИЗе «Пельмени» получили абсолютно справедливое преимущество. Но, с другой-то стороны, и второе место давало шанс на продолжение, на участие в дополнительной утешительной игре за четвертую путевку в полуфинал.

Сейчас к тому же с полной уверенностью можно сказать, что опыт этой дополнительной игры дал столько, что без него мы могли бы остаться за чертой призеров в Юрмале-98 и не стать чемпионами. Но это уже другая глава нашей истории.

Эта же завершилась скромненьким поздним ужином в гостиничном буфете и поездкой на следующий день на ВДНХ. «Пельмени» сказали, что есть такая традиция у кавээнщиков — после игры ездить на ВДНХ - пить пиво. Было холодно и промозгло, очень дорого и невкусно. Но вполне весело. «Пельмени» были победителями, мы не были проигравшими. Так что настроение было приличным.


  • Я ж самородок. Только матери не говори, – расстроится!
  • Камасутра – это не бессмысленный набор смешных поз, а осмысленный выбор жизненной позиции
  • Рыба раньше была: в воду без трусов не зайдешь!
  • Жаль, у меня нет крепостных крестьянок... Уж я бы их раскрепостил!
  • А пока-пока-по камушкам, а пока-пока-по камушкам... по круглым камушкам можно определить, здоровые у человека почки или не очень.
  • Вымрем все нафиг, да и хрен с нами.
  • Девушка, вот вы мир спасёте, вы красивая. У вас ноги от самой шеи растут? Шире шаг, девушка, мир спасать!
  • Ты можешь меня не ревновать, у меня совершенно кончились деньги. Стал думать о тебе чаще, и самое главное - лучше.
  • А по ночам здесь слышен шум прибоя. А по утрам видно, кого прибило!
  • Основным занятием славян была критика других народов, у которых всё ладилось за счёт их бездуховности.
  • И сразу же поднялась волна народно-освободительного ропота и предательств!
  • Желающие отдохнуть экстремально, для вас новый аттракцион - с парашютом за подводной лодкой!
  • Здорово у вас! Собаки и те воспитанные! Пока не пнёшь - не укусит!
  • Театр - это интриги. Могут запросто уволить самого талантливого. Хотя пили все...
  • Смотри, Добрыня, дело опасное, береги себя. Только не так, как в последний раз, - узнай хоть что-нибудь!
  • Ситуация в стране осложнялась тем, кем вообще-то должна была облегчаться...
  • Человечество выжило, потому что смеялось, а не потому что кушало!
  • Вся надежда на себя, то есть - никакой!
  • Помнишь, как один мальчик крикнул из толпы: "А король-то голый! А королева - тоже! А что они там делают?"
  • Да, я Онегин, да, я плохой, зато он мертвый, а я - живой!
  • Как говорил Чапаев: "Давайте договоримся на берегу!"
  • А здесь, как на Тибете, у всех открывается третий глаз, в простонародье именуемый "рот".
  • В Сибирь сослали... Не поехал!
  • Как отвратительно в России по утрам!
  • Приглашаем на увлекательные вечера "Для тех, кому за тридцать" ..или для тех, кто просто плохо выглядит...
  • Славяне были вольнолюбивым народом – их часто угоняли в рабство, но и там они не работали.
  • - ...коктейль "Алые паруса".
    - А это как?
    - Это двести грамм водки, и больше, больше романтики!

  • - А что такое "йух"?
    - Ну ... есть север, а есть йух!

  • – Да... жизнь - как зебра.
    – Точно! Или укусит, или лягнёт!

  • Между прочим, дома знают, куда я пошёл...