Подлинная история «Детей лейтенанта Шмидта». Глава 5. Юрмала '98

Все, до этого написанное, характеризуется, помимо прочего, и словами «в первый раз». Первый сочинский фестиваль. Первая игра в Вышке. Первая победа.

Эта глава не будет исключением. Первый раз на музыкальном фестивале КВН. Впервые за границей (пусть и не совсем «настоящей»). Первый титул и первый приз.

1

Уж простите меня, но опять несколько слов о себе. Прежде всего потому, что в очередной раз я раньше всех почувствовал на собственной шкуре начало подготовки. На сей раз к Международному музыкальному фестивалю КВН «Голосящий Кивин».

Команда занялась своими делами, в том числе отдыхом. Я занялся оформлением загранпаспортов, оформлением визы, приобретением билетов и всем прочим. И взвыл почти сразу.

Нет, поначалу все казалось простым — приготовил анкеты, фотографии, квитанции об уплате и передал все это в ОВИР. А там сиди себе и жди. Я даже легко согласился взяться за паспорта тех, кто в Юрмалу не собирался, а присоединился к этому мероприятию (к получению загранпаспорта) за компанию. Но это только со стороны так казалось. Шел 1998 год. Паспорта у всех были еще советского образца. И почти ни у кого не было вкладышей о том, что это уже паспорта РФ. А без этого никак, за заграничным паспортом даже не суйся. Процедура вклеивания вкладыша в паспорта стоила, как сейчас помню, 2 копейки. Но сроки!!! Плюс необходимость проделать все это лично обладателю паспорта. А народ-то в разъездах, у меня только документы. При этом все оказались из всех возможных районов Томска, а делается все это в РОВД.

Спасибо, популярность была уже запредельная, и слова «Я из ДЛШ» стали почти магическими. Утряслось помаленьку. Помню, как с начальником Советского РОВД едва не поссорились из-за того, что он пытался найти мне сдачу с 10 копеек. Меньше у меня не было. Да и ни у кого уже не было. А нужно было заплатить за троих 6 копеек. И ждать мне никак нельзя было ни минуты.

Первый раз я начал подвывать, когда заполнял в Сбербанке квитанции. Дюжина квитанций в двух экземплярах, с невероятным числом цифр. Счета двадцатизначные, а ведь есть еще ИНН, БИК, кор/счет и прочая ерунда. Полдня вылетело в трубу. Но главное началось, когда документы были приняты. Мало того, что часть фотографий забраковали по разным причинам (повторюсь — народ-то по большей части был в разъездах), пришлось ловить кого где, встречать конверты с проводниками вагонов и т.д. Главное — сроки! Мы в сроки оформления не укладывались! Пообщался с начальником. Магические слова (плюс фотки команды в подарок) помогли — подсказал, что они-то за час все оформить могут, а вот проверка ФСБ... Пришлось тащиться в Белый дом (в данном случае речь об областной администрации, а не о том, что кое-кто мог подумать), искать там подмоги. Как все ж таки от высокого начальства много чего зависит. Один звонок и уже через неделю можно забрать паспорта. Но фиг там! Паспорта были готовы лишь для тех, кому они особо не нужны были. Все члены команды оказались виноваты, кто в чем. На меня вовсе уголовное дело нашлось!

И все по новой. ОВИР — Белый дом — ФСБ — РОВД — разные военкоматы и все прочее.

Спасибо барнаульцам. Они у себя справились со всеми делами самостоятельно. Нашлась у них туристическая контора, которая за переплату все проблемы решила в срок.

Зато Новосибирск ошарашил. Они там встряли на месте, причем молчком. Выяснилось это во время игры "КВН-Сибирь". Я, от безысходности что ли, обнаглел, нашел среди зрителей представителя Департамента молодежи и почти потребовал содействия. Помогло.

По счастью я все нужные билеты забронировал заблаговременно. Правда, срок бронирования несколько раз переносился, не на что было выкупать. Да это уже были пустяки.

Никогда, даже в армии, мне не доводилось сбивать ноги до такой степени.

Но тут все утряслось и даже пол дня в запасе оказались, чтобы самому в дорогу собраться.

Но тут в течение дел вмешались пиковая дама. Хотя и блондинка.

Представьте себе картинку. Человек собирает чемодан. На часах час после полуночи. В пять выезжать в аэропорт. Из помощников только большущий пес. С ним хоть посоветоваться можно. Ну или на судьбу пожаловаться.

Телефонный звонок.
— Здравствуйте, Владимир. Это из АМИКА беспокоят, — сказал приятный голос приятной блондинки, директора АМиК.
— Хотела вам напомнить, что виза у команды групповая, а, следовательно, вы обязаны выехать все вместе. Даже без одного человека, включенного в список, вас через границу не пропустят.

Вот тут волосы у меня встали дыбом. Об этом никто не говорил, так что слово «напомнить» прозвучало издевательством. — Точно? — переспрашиваю.
— Абсолютно точно.
И гудки.

Мы же в первый (и увы в последний) раз имели возможность взять с собой и жен. Они это — ну побывать на фестивале и на отличном курорте — заслужили не меньше нашего. Но в последний момент Наташа Бакина вынуждена была отказаться из-за дел. А тут вот выясняется, что без нее никак.

Попробовал созвониться с теми, кто недавно бывал за границей. Большинство (это из невеликого числа тех, кто оказался летом дома и счел нужным снять трубку в час ночи) ни подтвердить, ни опровергнуть существование такого требования не могли. Один зато рассказал душераздирающую историю про то, как их группа вынуждена была везти в с собой Россию тело внезапно скончавшегося туриста. Из чего я сделал соответствующий вывод — может и прав был голос из столицы.

Телефон у Дмитрия не отвечал. Пришлось брать такси и ехать. Ура, оба — Димка и Наташа — дома. Как сумел, все объяснил, уговорил. Сошлись на том, что Наташа летит с нами до Москвы, а там мы все выясним из компетентных источников. Вернувшись к себе, обнаружил, что оставил коробки с конфетами, приготовленными для раздачи презентов, на видном месте и пес их хамским образом слопал. И извазюкал все, что мог. В общем, спать не довелось. В Москве представительница АМИКА подтвердила, что она не ошибается. Пришлось вновь уговаривать Бакиных пойти навстречу командным интересам в ущерб собственным и ехать до Риги, а там уж решим, как выбраться обратно. В поезде. при пересечении границы, я задал вопрос пограничнику:
— Верно ли, что нас не пустили бы через границу в неполном составе?
— Верно, но с точностью до наоборот. Обратно вас в неполном составе не выпустят. Сколько туда проедет, столько и обратно должны возвращаться.

Вот так! Все точно, но в точности до наоборот!

Спасибо огромное, что в Латвии нас встретила другая женщина, профессионально разбирающаяся во всем, что касалось организации фестиваля. В том числе с визами. Но все равно ушло несколько дней на переоформление визы, в результате дела, ради которых Наташа должна была остаться в Томске, сорвались.

До сих пор чувствую виноватым. И до сих пор благодарен Ирине Шпет из Риги за помощь. Она нам и во многом другом помогала. И в этот раз, и в следующий.

Собственно говоря, все это сказано не о тяжелом бремени директора команды, а о том, что обстоятельства не всегда зависят от нас. Могли бы и вовсе не попасть на музыкальный фестиваль. Но попали!

2

Если не считать испорченного мною настроения Бакиным и самому себе за компанию, то полет до Москвы и железнодорожное путешествие до Риги прошло в обычном для таких случаев формате.

С одной стороны никто не опоздал, не потерялся. Разве что отдельные персонажи заплутали, когда их попросили при пересечении границы вернуться из ресторана на свои места. Но это так, мелочи.

Ах, да. Про мелочи. Не помню, сколько разрешалось в то время вывозить из страны валюты, но уж не такую сумму, что была при мне — на проживание, суточные и прочие командные расходы на всю группу. На всякий пожарный распределил доллары между всеми, у кого личные капиталы не превышали лимит. Это опять с подачи АМИКА, и опять выяснилось, что можно было поступить много проще.

Я чуть выше сказал, что к посадке на поезд никто не опоздал. Зато на высадку некоторые люди опоздали.

Стоим мы уже на перроне в Риге. Народ справедливо вопрошает: Кого ждем?
- Владиса, — отвечаю.

Точно, нет директора нашего Центра культуры, к которому наша команда официально приписана и который решил присоединиться к нашему вояжу за славой. Но отчего-то задержался со своей девушкой в вагоне.

Но тут состав неожиданно для всех трогается и начинает отползать на запасные пути. Становится совсем интересно. Наш вагон откатывается на полсотни шагов, состав резко вздрагивает и со скрежетом останавливается. Распахивается дверь нерабочего тамбура, оттуда вылетают сумки и чемоданы, наконец, спрыгивает Владис, а затем и его девушка.

В общем, порадовали они нас. Повеселили.

Ну и чтобы закончить с поездкой, еще об одном происшествии. Уже в автобусе.

Загрузились, расселись, тронулись. И вроде как снова недостача. Нет Алексея, еще одного присоединившегося, далеко нам не чужого человека, но москвича уже в то время. И ведь точно помним, что садился человек, но ведь нету. Но ежели и все-таки отстал он загадочным образом, придется ему самостоятельно добираться, благо взрослый уже.

Через некоторое время многие обращают внимание на странные звуки и стук, для автобусов нехарактерные. Прекратили галдеть, прислушались. Стучат из автобусного туалета. И уже давно, как сообщил вызволенный оттуда Леша. Решил воспользоваться удобствами, а замок заклинило. Шум мотора, гомон голосов. Минут пятнадцать-двадцать человек не мог достучаться.

В общем, вызволили мы невольного пленника, успели с моста через Даугаву глянуть на старый город и прибыли в город-герой Юрмалу. В гостиницу «Балтия», из окон которой прекрасно виден расположенный в ста метрах зал «Дзинтари», где и должно было проистекать мероприятие.

Гостиница не новая, но хорошо ухоженная. Бассейн с минеральной водой, помимо всего прочего. Двери на фотоэлементах. Эти самые двери срабатывали для всех, кроме двух человек. Для них они стали камнем преткновения. Последнее в буквальном смысле.

Выходят люди перед ними — все срабатывает: двери открываются, выпускают или впускают народ, двери закрываются. Идут следом Вика или Даша и врезаются в стекло не пожелавших отвориться дверей. И так раз за разом.

Были, правда, и такие, кто норовил вместо дверей через стеклянную стену выйти, но это от собственной невнимательности и от высокой чистоты стекол. А вот насчет этих двух девушек — просто загадка какая-то.

Раз уж я высказал пару претензий к АМИКУ (вернее к отдельным его представителям), то добавлю еще одну. Мы жили ближе всех к «Дзинтари» и роскошнее всех по качеству отеля. Кое-кто из других команд выказывал зависть, спрашивал, во что нам обходится такой комфорт. И выяснялось, что не дороже их гостиниц. Правда, цены там были и впрямь очень высокие, но скидки на группу, скидки за заранее, минус то да се, получилось что, дешевле. Просто пока АМИК предупредил меня, что нужно заказывать гостиницу через них, оказалось, что я уже самостоятельно ее забронировал, и на меня не стали давить. А годом позже бронирование через АМИК вылезло серьезными неприятностями.

Я это к тому, что не всегда там работали компетентные люди. Хотя подавляющее большинство из этой команды оставили очень приятные впечатления.

3

Заселились, пробежались по Йомас — главному проспекту Юрмалы, перекусили и пошли показывать, что приготовили для «Дзиедошайс кивинс - 98» под руководством Александрс Масляковс.

Я уже говорил, что в этот раз остался в стороне от творческой части подготовки, так что самому было интересно не только на друзей-соперников посмотреть, но и на своих. Так что и для меня стало неожиданностью, что команда «ДЛШ» показала не одну, а две программы. Плюс вывалила целую кучу номеров для наполнения непосредственно музыкальной части. Из репертуара каликов (прим. ред. - шоу-театр «Калейдоскоп», откуда барнаульская часть команды), само собой.

Масляков-старший всегда в интервью умудрялся уйти от вопроса про самую свою любимую команду. Мол, все для него любимы. Но однажды к нему на радио с этим вопросом, как с ножом к горлу, пристали, и вынужден он был назвать одну команду. Не сказал бы, что такое отношение очень уж проявлялось, но таки да, были отдельные проявления. В Юрмале в 98-м, к примеру.

Ну то, что нам разрешили показать все, что у нас было, это еще не проявление особого отношения. Но видеть столь пристальное внимание к команде (любой) мне до этого не доводилось. И такого количества советов — давайте отдадим Александру Васильевичу справедливость, в своем деле он разбирается и советы дает по делу — слышать не приходилось.

— Понимаю, что вы хотите уйти от собственных шаблонов. Но вы и зрителя поймите, он же хочет еще раз дуэт Гриши и Славы увидеть, например. Так что сойдемся вот на чем. Давайте не станем выбирать из двух программ, а сделайте из нее одну. Ну и Григорий со Славой пусть хотя бы ненадолго появятся вдвоем. Успеете до завтра?

— Успеем, успеем, — закивало большинство, а представляющий авторов Дима Зверьков принялся чесать затылок. Молча. Именно ему предстояло переделывать программу, и кто, как не он, знал, что это не так и просто.

— Тогда до завтра. Я специально для вас отдельное время назначу, — пообещал Александр Васильевич. — Вместе будем работать, вместе побеждать. Редакторы, Светлана Анатольевна, Александр Васильевич удалились. В зимнем зале «Дзинтари» осталась лишь команда из Томска, потому как время уже за полночь.

Зверьков перестал чесать затылок и повернулся ко мне:
— Значит так, мне нужна банка кофе и пакет сахара.
— Раз нужно...

Вы пробовали в чужом городе, да и в чужой стране, где вы находитесь впервые и всего-то несколько часов, купить что-нибудь посреди ночи? Поблизости закрыто все. Но язык до Киева доведет, добрые люди подсказали, что на станции есть круглосуточный магазин и направление указали.

По закону подлости начал накрапывать дождь, а к моменту завершения шопинга он превратился в ливень. Я рискнул вспомнить армейского прошлое командира взвода разведки и пошел по азимуту. Через лесок. Все бы ничего, но темно стало как... как у «Детей Лумумбы» (в последствии команды РУДН) в животе. Приходилось, чтобы не сбиться с дороги, ждать вспышек молний и двигаться перебежками. На лужи перестал обращать внимание почти сразу — лишь бы направление не потерять, а ноги давно уже промокли. Да и все равно их обойти было невозможно. К огромной радости и некоторому удивлению вышел туда, куда рассчитывал. Потом по размышлении решил, можно было бы и по улицам топать, все равно ведь вымок насквозь, а во времени сэкономил пару минут. Зато не просто в магазин сходил, а нашел себе приключение.

Вежливый персонал гостиницы даже укоризненного взгляда в мою сторону не сделал из-за оставленных мной мокрых следов и огромной лужи в лифте.

А Дима Зверьков банку кофе к утру прикончил. Но новую программу написал. Практически такую, какую вы и видели впоследствии. Так, штришки мелкие доводились до ума по ходу подготовки.

Барин был счастлив, соперники хмурились.

И тут стало понятно, что все, — начиная с Маслякова и кончая кавээнщиками прибывшими на фестиваль в качестве гостей, — считают нас фаворитами. Ужасное ощущение, кстати говоря. Чтобы иначе было, к нему привыкнуть нужно. Нас же три предыдущие выступления на верхнем уровне КВН приучали немного к иному.

4

Подъем. Бассейн. Завтрак. Репетиция в отеле. Обед. Репетиции в «Дзинтари». Прогулка по Йомас. Отбой.

День за днем. Конечно с вариациями. К примеру, нашлись те, кто в бассейне побывал по одному разу, а на завтраке по два. Может кое-кто и вовсе ни в ресторане гостиницы, ни в бассейне не был, а предпочитал чуть дольше поспать. Тут каждому свое.

Прохладная погода выделила лишь пару дней, когда можно было окунуться в Балтийское море. Кажется, по разику удалось каждому. А вот побывать в Риге, насколько помню, никто из членов команды не смог. Не удалось вырваться.

Меня должность хотя бы заставила довольно большую часть Юрмалы вдоль и поперек излазить. То нужно с редакторами встретиться до начала репетиции, то с кем-то из других команд. Пропуска получить, столик на банкет заказать. Ну и по магазинам за разными разностями для приведения костюмов и реквизита в полную боевую готовность. Особенно понравился момент с заказом на бельевую резинку и белые носочки. Нашел соответствующий магазин. Продавщица, мол, - чего угодно? Да вот резиночка нужна и белые носочки. Резиночка, типа для трусиков? Ну, в общем, и для них подошла бы. Продавец принялась отмерять мне несколько метров и одновременно попросила коллегу (сервис!) насчет носочков. Та оперативно принесла из своего отдела образцы... ну на пятилетнего ребенка подошли бы. Видимо, в сочетании с резиночкой для трусиков только такой размер и должен быть. На мой смех едва не обиделись, но вежливо (сервис!) переспросили, что не так и какие же у меня дети, что этот размер для них не подходит. А тут как раз Бакин с Никулиным мимо витрины проходят. Говорю, вот мои дети идут, на них мне носочки беленькие нужны.

По вечерам во многих кафе на Йомасе выступали кавээнщики из разных команд. Мелькнула мысль, что и для нас бы лишняя сотня лат лишней не была, но не стали мелочиться и отвлекаться. Позже Андрей Лобов, генеральный директор АМИК, высказался в том плане, что он даже боялся, что мы тоже станем заниматься не подготовкой, а зарабатыванием на жизнь, что он нас за это еще больше зауважал и что в следующий раз сам займется для нас организацией концертов.

Запомнился еще один бытовой эпизод, ну очень похожий на байку про прибалтийскую медлительность. Несколько человек припозднились с походом на обед и нам уже было не до выбора места, где можно перекусить. В самом начале Йомас заметили Диму Бакина. Он как раз заканчивал есть. — Как здесь кормят?
— Неплохо.
— Ну и мы тут перекусим.
— Вы рыбу закажите. Мне понравилась. В соответствии с рекомендацией заказали судака, запеченного на гриле. Съели закуски, съели первые блюда. Пауза. — А где же наша рыба?
— Так ее же готовить надо, — ответила с характерным акцентом официантка. — Надо подождать.

Ждем. Время поджимает. Вновь интересуемся нашим заказом. — Вы обещали приготовить нам рыбу.
— Так для этого нужно мангал топить.
— Так его что, еще не растопили?
— Скоро затопим.
— А рыбу ловить не нужно?
— Что вы, рыба уже поймана, — очень серьезно отвечает девушка. В общем, о вкусе той рыбы мы знаем только со слов Дмитрия.

Подготовка шла своим чередом.

Помимо репетиций были еще и съемки сюжетов для программы «КВН-ассорти». Сюжет впрочем, был довольно серьезным, нужно было дать прогноз на полуфинальную игру. Но это ж КВН! Решили немного пошутить. Пусть Никулин все время порывается слово вставить, а ему не дают. Кончилось тем, что бедному Димке вовсе залепили рот пластырем. Так всю запись и сидел.

Начались прогоны.

Изначально наше выступление стояло где-то ближе к концу программы, но далеко не последним. Почти после каждой очередной сводной репетиции нас стали опускать на номер вниз. Перед последним сбором программы мы оказались предпоследними.

— Будете у нас на разогреве! — сострил кто-то из «пельменей», завершавших фестиваль. На свою голову сострил. Представляете, как ему эта шутка откликнулась, когда Масляков объявил, что завтра на генеральной и послезавтра на съемках последними будут «ДЛШ»? Кто у кого на разогреве оказался?

Из необычного и непривычного случилась одна маленькая накладка.

На следующее утро после сбора программы редакторы вдруг объявили, что накануне звукорежиссеры настроили микрофоны под каждого исполнителя индивидуально, и, чтобы не портить качество звука, каждый должен петь в тот микрофон, в который пел на сборе. Впрочем, сделать это не сложно, потому что микрофоны разноцветные, берете свой цвет...

Ага, так оно и есть. Вот только, мало кто удосужился запомнить, в какой микрофон он пел — в синий или зеленый в крапинку. Разве что Саша Федоров с полной уверенностью назвал цвет «своего» микрофона. Но портить звук съемочной группе, звукорежиссерам и самим себе не хотелось.

Пришлось напрашиваться к группе ПТС (передвижная телевизионная студия) и просить показать рабочую запись нашего выступления. По закону подлости это была не качественная запись для эфира, а нечто вроде пробника, и качество цветопередачи оставляло желать. Но совместными усилиями разобрались, я на всякий случай все эти цвета переписал в записную книжку. Но на фоне проблем некоторых других команд это были такие мелочи, что за проблемы их и считать нельзя.

Кто-то вылетал из программы и страшно переживал по такому поводу. Другие попадали в «яичницу» с коротенькими фрагментами своего выступления и не знали, радоваться им или тоже переживать.

Питер, к примеру, до последнего дня переделывал свой номер. Но таки добился попадания в основную программу. Хотя им пришлось для этого выбросить всю свою программу, целиком. Оставить лишь крохотный фрагмент, расширить и удлинить его, довести до ума.

5

Прежде чем начать рассказ о самой игре, нужно, видимо, несколько слов посвятить описанию концертного зала «Дзинтари».

На телеэкране его видели все, но за кулисами бывать приходилось мало кому из болельщиков.

Так вот, за сценой, на которой все и проистекает, имеется узкий проход в форме буквы «П» и пара комнат. Одну занимает телевизионная аппаратная (в результате чего еще и куча кабелей под ногами оказываются). Вторую обычно отдают в качестве гримерки членам жюри. А совсем за этим, то есть за сценой и за закулисьем имеется зимний зал «Дзинтари». Он не только с крышей, но и со стенами. Вот он и служит гримеркой для всей тусовки.

Места для команд в зале не предусмотрены, и они слоняются в ожидании своего выхода или уже в ожидании результатов по улице. Вдоль зала. От сцены к дальним рядам. В последние годы там, в прилегающем парке, который исполняет обязанности фойе, появилось множество кафе и всяких ларьков. В 98-м их то ли вовсе не было, то ли имелись они в очень незначительном количестве. В общем, как всегда на КВН, — условия спартанские. Гуляй себе, заглядывай через головы безбилетных болельщиков на сцену и жди, когда твой черед настанет.

Несколько минут до начала. Гуляем или сидим. Потом наоборот. Из гримерки начинают появляться члены жюри. По пути туда мимо «Детей» проходили, не замечая. Но сейчас все в форме, то есть уже совсем нетрудно опознать. Здороваются, желают удачи. Пельш на весь «Дзинтари» кричит: «Томск! Я вас буду лоббировать!» Приятно, черт побери. Тем более, что все это видят — ну такое отношение, выделяющее из общего числа. Хотя конечно, это высказывание Валдиса звучит, мягко говоря, не вполне корректно. Но слышавшие ее проходящие поблизости мимо зрители отнеслись к этой реплике вполне одобрительно.

Наконец, поехали.

Рассказывать о том, как все проистекало, нужды нет. Все всё видели. Ну почти всё. Публика с первого номера всех встречала благожелательно. Децибелы смеха нарастали. Многие команды, что меня всегда удивляло, во время официального выступления смотрелись куда интереснее, чем до этого. Но к моменту появления лучших из лучших стало не до происходящего на сцене. Нужно было самим заряжаться к выходу. Жанна, наш костюмер-гример-реквизитор все нужное для переодевания разложила на паре стульев. Осталось лишь не перепутать фраки, равно как и все остальное, и помочь переодеться каждому в свое.

Стоим, ждем. Все тихо и мирно. Те, кто выступил, выходят на улицу. Те, кому пришла пора появиться на сцене, выходят на нее. За кулисами легкая рабочая толкотня. Тесновато, но привычно. Но чем ближе финал, тем тесней и плотней становится вокруг. Такое ощущение складывается, что выход на финал для всех важнее всего прочего, что все и каждый боятся на него опоздать. А у нас как всегда куча переодеваний. Пространства для которых уже не осталось. А тут еще всяк норовит на сцену заглянуть, на наших посмотреть. Уговоры перестают действовать. Приходится материться в голос и расталкивать руками. Тем не менее, к нашей финалке нас с Жанной начинают уже растирать по стенке, потому что численное превосходство не на нашей стороне. Наши вопли и ругательства отчего-то принимают за хорошие шутки и давить начинают уже специально. Шутят в ответ. Уходящую за кулисы под овации команду «Дети лейтенанта Шмидта», хлынувшая на сцену толпа едва не возвращает обратно. Зато появляется возможность дышать.

Наши спокойно переодеваются — кто-то еще успевает меня спросить, мол, как, есть у нас шансы хоть чего-то заполучить? Скромные, блин все! Зато мы с Жанной злые! — и присоединяются ко всем остальным командам. Занимают скромненько местечко слева, поближе к Главному. Начинается раздача слонов. То есть птиц. Коих в те времена было всего три.

6

Что еще?

Ну был банкет. Пофотографировались с разными приятными личностями вроде Лаймы Вайкуле и важными персонами типа Константина Эрнста. Выпили, закусили.

На утро был скандал в газетах. Латыши жутко обиделись на шутку сборной команды Харькова:

— Что латышам напоминают сосны на песке?
— Сибирь!.

Нам, сибирякам, ни саму эту шутку, ни обиду на нее не понять, наверное. Зато нас самих приводили в пример, как очень политкорректную команду. И шутка про то, что латышей признали во всем мире, хоть им и пришлось для этого сказать, что у них нефть есть, в Латвии всем понравилась.

На столике в вагоне ехал Золотой Кивин. Позолота как-то сходу начала облазить, а небольшой тряски на рельсовых стыках оказалось достаточно, чтобы поотвалились некоторые мелкие детали этого керамического изваяния.

Но разве ж в этом дело? Вот и неугомонные кавээнщики, сотни раз пробегавшие через вагон, глядели на эту «облезлую курицу» с вожделением. А в России, видимо, в честь нашего возвращения, начался дефолт.


  • Я ж самородок. Только матери не говори, – расстроится!
  • Камасутра – это не бессмысленный набор смешных поз, а осмысленный выбор жизненной позиции
  • Рыба раньше была: в воду без трусов не зайдешь!
  • Жаль, у меня нет крепостных крестьянок... Уж я бы их раскрепостил!
  • А пока-пока-по камушкам, а пока-пока-по камушкам... по круглым камушкам можно определить, здоровые у человека почки или не очень.
  • Вымрем все нафиг, да и хрен с нами.
  • Девушка, вот вы мир спасёте, вы красивая. У вас ноги от самой шеи растут? Шире шаг, девушка, мир спасать!
  • Ты можешь меня не ревновать, у меня совершенно кончились деньги. Стал думать о тебе чаще, и самое главное - лучше.
  • А по ночам здесь слышен шум прибоя. А по утрам видно, кого прибило!
  • Основным занятием славян была критика других народов, у которых всё ладилось за счёт их бездуховности.
  • И сразу же поднялась волна народно-освободительного ропота и предательств!
  • Желающие отдохнуть экстремально, для вас новый аттракцион - с парашютом за подводной лодкой!
  • Здорово у вас! Собаки и те воспитанные! Пока не пнёшь - не укусит!
  • Театр - это интриги. Могут запросто уволить самого талантливого. Хотя пили все...
  • Смотри, Добрыня, дело опасное, береги себя. Только не так, как в последний раз, - узнай хоть что-нибудь!
  • Ситуация в стране осложнялась тем, кем вообще-то должна была облегчаться...
  • Человечество выжило, потому что смеялось, а не потому что кушало!
  • Вся надежда на себя, то есть - никакой!
  • Помнишь, как один мальчик крикнул из толпы: "А король-то голый! А королева - тоже! А что они там делают?"
  • Да, я Онегин, да, я плохой, зато он мертвый, а я - живой!
  • Как говорил Чапаев: "Давайте договоримся на берегу!"
  • А здесь, как на Тибете, у всех открывается третий глаз, в простонародье именуемый "рот".
  • В Сибирь сослали... Не поехал!
  • Как отвратительно в России по утрам!
  • Приглашаем на увлекательные вечера "Для тех, кому за тридцать" ..или для тех, кто просто плохо выглядит...
  • Славяне были вольнолюбивым народом – их часто угоняли в рабство, но и там они не работали.
  • - ...коктейль "Алые паруса".
    - А это как?
    - Это двести грамм водки, и больше, больше романтики!

  • - А что такое "йух"?
    - Ну ... есть север, а есть йух!

  • – Да... жизнь - как зебра.
    – Точно! Или укусит, или лягнёт!

  • Между прочим, дома знают, куда я пошёл...